Поиск
 
 
 
Дата события: 27.02.2010

Владимир Петрович Ершов, сын поэта

6 марта 2010 года исполнится 195 лет со дня рождения Петра Павловича Ершова. И хотя уже минуло немало лет, генеалогическое древо рода Ершовых ещё только выстраивается. Причина проста: следы его потомков далее второго колена терялись на просторах Сибири. Ситуация изменилась совсем недавно. Сотрудникам Культурного центра П.П.Ершова удалось «ухватить» кончик ниточки родословной автора «Конька-Горбунка». И за два года удалось наладить связь со всеми ныне здравствующими потомками Петра Павловича, идущими по мужской линии.

Считается, что всего у П.П.Ершова родилось от трёх браков 15 детей. До совершеннолетнего возраста, позволяющего завести семью, дожило только четверо: дочери от второй жены Людмила и Юлия, сыновья от третьей жены Владимир и Александр. В настоящее время Ершовский центр готовит издание о потомках поэта по мужской линии. Мы предлагаем вниманию читателей фрагмент, рассказывающий о сыне Владимире.


Юношеские годы

Его судьба полна загадочных поворотов судьбы, поневоле заставляющих вспомнить судьбу отца, ушедшего в отставку в расцвете сил по неизвестной причине.

О рождении Владимира сохранилась запись самого Петра Павловича, сделанная им в месяцеслове (календаре православных праздников):

«1856 г. 6 февраля в исходе 5-го часу утра Бог дал нам сына. В тот же день он был молитвован и назван Владимиром, в честь равноапостольного просветителя России. Да сохранит Господь младенца на радость родителям!»

Владимиру было 13 лет, когда умер его отец. Первое образование он получал с 1867 года в Сибирском кадетском корпусе в городе Омске. Определён туда Петром Павловичем был не случайно: в 1827-1838 гг. корпус возглавлял полковник гвардейской кавалерии Николай Львович Черкасов, отец третьей жены Ершова Елены Николаевны (к тому времени уже почивший), т.е. дед Владимира. В 1874 году он окончил полный 7-летний курс обучения. Однако для поступления в университет нужно было получить гимназический аттестат зрелости. Для этого за три месяца юноша подготовился к экзамену, который блистательно сдал в июне 1875 года в Тобольской мужской гимназии.

По окончании  в 1880 году со званием действительного студента физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета – того же учебного заведения, которое окончил и его отец – В.П.Ершов, так же подобно отцу, возвратился в Сибирь и вступил на педагогическую стезю. Он был назначен штатным смотрителем омских училищ, а с 1 июня 1881 года – учителем-инспектором Семипалатинского пятиклассного городского училища.

С приездом в Омск устроилась и семейная жизнь Владимира. Он женился на дочери чиновника Анне Михайловне Слащёвой. Она была старше его на 2 года и приходилась ему сводной двоюродной сестрой. Её мать Елизавета Васильевна, урождённая Кузьмина – родная сестра Олимпиады Васильевны, второй жены П.П.Ершова. Анна в 1875 году окончила Омскую женскую гимназию почётных граждан Поповых со званием домашней учительницы и вместе с Владимиром уехала в Петербург продолжать образование на женских педагогических курсах. «На брегах Невы» родственная взаимопомощь двух молодых людей переросла во взаимное чувство.

В Семипалатинске 6 сентября 1881 года у Ершовых родился первенец – дочь Надежда. Через год Анна Михайловна возбудила ходатайство о назначении на службу. Ей предложили место учительницы французского языка Александровской Курганской женской прогимназии. Но в Кургане не нашлось места службы для её мужа. Поэтому, не прожив в этом городе и полугода, семья перебралась в губернскую столицу. Там Анна Михайловна была определена на должность учительницы младшего отделения Тобольского Благовещенского приходского училища, а её супруг получил место окружного стряпчего в Тобольском общем губернском управлении. Так началась карьера Владимира Петровича в судебных органах.


Переезд на Дальний Восток

В 1884 году в судьбе молодой семьи произошёл радикальный поворот. В.П.Ершов подал прошение генерал-губернатору Приамурского края о принятии его на службу. Постановлением военного губернатора Амурской области от 25 февраля 1885 года Владимир Петрович был назначен на освободившуюся должность заседателя окружного суда Амурской области.

К тому времени Благовещенск – молодой город, основанный лишь в 1856 году – динамично и интенсивно развивался, чему немало способствовали золотопромышленники, привлечённые природными богатствами края. В 1885 году в городе уже существовали народное училище, мужская и женская прогимназии, духовные училище и семинария.

Тяжёлый переезд на край Российской империи, за пять тысяч вёрст, был вознаграждён карьерным ростом. За пять лет В.П.Ершов прошёл от чина губернского секретаря до коллежского асессора. С 1887 года он возвращается на педагогическую стезю – работает учителем  физико-математических наук Благовещенской женской гимназии, а с 1901 года – в мужской гимназии. Его супруга трудилась учительницей русского языка и истории Алексеевской женской гимназии.

В 1890 году Владимир Петрович императорским указом пожалован орденом св. Станислава III степени.

20 января 1888 года в семье Ершовых родилась вторая дочь – Ольга. Дата рождения третьего ребёнка – сына Артемия – пока не установлена.

Устроившись в Благовещенске, Владимир, уплатив «несколько сот рублей долгов матери», перевёз её к себе и помог устроится на учительскую должность в Амурской области брату Александру.


Собрание сочинений отца

В 1906 году В.П.Ершов вышел в отставку по состоянию здоровья и выехал в Париж для лечения. Вернулся в Россию к лету 1910 году и поселился в Киеве, где дочь Ольга поступила в университет. По словам Н.В.Ершовой, отец «был не пьяница, не любил и общества, его единственной целью было доставить детям сколько возможно полное образование».

Освободившись от дел службы, Владимир Петрович взялся за издание наследия своего отца, для чего перевёз в Киев из Благовещенска хранившиеся у него рукописи. Сначала он решил издать сказку «Конёк-Горбунок», права на которую были распределены между детьми Петра Павловича. Вплоть до 19-го издания этим безвозмездно занимался пасынок П.П.Ершова Николай Никитич Лещёв. Далее по болезни он не мог продолжать дело. В.П.Ершов выпустил 20-е издание, но, по замечанию дочери Надежды, как человеку «непрактичному», оно ему «стоило больших потерь».

С 1910 года он вступил в переписку с сотрудником Императорской публичной библиотеки Х.М.Лопарёвым (сибиряком по происхождению, уроженцем села Самаровского, ныне Ханты-Мансийск), который взялся за подготовку Полного собрания сочинений П.П.Ершова. Владимир Петрович считал помощь в издании такого сочинения главным делом своей жизни, но оно так и осталось неосуществлённым, – в том числе и по причине материальных затруднений В.П.Ершова в последние годы. После смерти брата Александра семья Владимира Петровича взяла на себя всю заботу о его детях.

Из этой переписки можно узнать ряд интересных подробностей, характеризующих В.П.Ершова. Помимо вопросов издания сочинений отца он интересуется, нельзя ли будет издать перевод с немецкого книги по алгебре Вебера, над которым он работал. В нескольких письмах упоминается имя сотрудника Тобольского губернского музея В.Н.Пигнатти, который также начал сбор материалов для свода ершовских текстов. Однако их взаимоотношения с сыном поэта не сложились. Как поясняла Надежда Петровна, Василий Николаевич имел смелость поместить в тобольской газете заметку, в которой сетовал на то, что покуда «сынок по Парижам ездит» на доходы от «Конька-Горбунка», могила отца его «лежит в развалинах». Конечно, такое оскорбление не могло пройти незамеченным; более того, как «человек горячий и вспыльчивый», Владимир Петрович написал даже письмо тобольскому губернатору «об ограждении меня и моих «сонаследников» от не долженствующих быть корыстными манипуляций Тобольского губернского музея, состоящего под Августейшим покровительством».

Общего языка с Пигнатти, потребовавшим, в свою очередь, извинений от В.П.Ершова, сын поэта так и не нашёл. «Мнение тобольской интеллигенции обо мне для меня тем приятнее, чем оно хуже, так как я под интеллигенцией понимаю или то, чего у нас в России почти нет (даже класс профессоров – и тот жалок), или же то, что можно лишь в насмешку назвать этим термином», – горько замечал он в письме от 25 ноября 1910 года. История продолжилась далее. Через два года В.П.Ершов писал о Пигнатти: «Он распространяет обо мне какие-то дикие слухи в отместку за то, что я тотчас же наступил ему на хвост, лишь услышал неподходящий «душок» от разницы между его письмами и действиями. «Коньками» я не жил и не живу, а что касается «мемуаров», то они давным-давно уже были посланы генерал-губернатору (Амурской области) Гродекову и заслужили труд своего написания, согнав со сцены несколько высокопоставленных лиц, из которых, например, один возбуждал обо мне дело, обвиняющее меня в отделении Амурского края от России». Принципиальность, достойная отца.

Однако о самом Тобольске Владимир Петрович вспоминал с любовью. «Я немного завидую Вам: Вы живёте в самом «европейском» городе и занимаетесь любимым Вами делом, а летом – отдыхаете в старом Тобольске, откуда ещё долго не смогут выбить пришельцы хорошего Сибирского духа. И Петербург, и Тобольск более чем милы моему сердцу: с каким бы глубоким чувством посмотрел я на них, вечером или утром, с набережной Зимнего дворца и Университета, или же с Прямского взвоза и с Панина бугра. К Киеву я абсолютно не могу привыкнуть, и лишь только вторая дочь моя Ольга окончит математический факультет, я самым скоропалительным образом устремлюсь в Париж, чтобы провести в нём остаток (довольно хворый) своей жизни».

Исполнить эту мечту Владимиру Петровичу не удалось. Он умер 2 августа 1917 года в городе Анапе. Рукописи его отца, Петра Павловича Ершова, бесследно исчезли в вихре революционных событий…


Геннадий КРАМОР.


На снимках: запись П.П.Ершова о рождении сына Владимира; здание Сибирского кадетского корпуса, в котором учился В.П.Ершов; здание мужской гимназии в Благовещенске; дети В.П.Ершова Артемий и Надежда с двоюродными сёстрами Еленой и Софьей; письмо Владимира Ершова Х.М.Лопарёву.

Все события