Поиск
 
 
 
Дата события: 12.11.2016

Научная дискуссия в Ишиме: есть ли предел Гражданской войне?

В Ишимском педагогическом институте им. П.П.Ершова (филиал ТюмГУ) 9 ноября прошла III Всероссийская научная конференция «Крестьянство восточных регионов России и Казахстана в революции и Гражданской войне (1917-1921): история и современность».

Эта конференция, неизменным координатором которой является кандидат наук, заведующий кафедрой истории, социально-экономических и общественных дисциплин Игорь Курышев, была посвящена 95-летию Западно-Сибирского крестьянского восстания 1921 года. Самого масштабного антикоммунистического восстания в России ХХ века, которое началось в Ишимском уезде Тюменской губернии.

В программе было заявлено немало интересных докладов. Но, к сожалению, участие у большинства докладчиков – заочное. Непросто в наше время собирать научные форумы. Обойдена оказалась конференция и вниманием местных средств массовой информации. А жаль. Тема, несмотря на почти вековое отдаление от наших дней, вполне современна. Только в утренней экскурсии, организованной Ишимским историко-художественным музеем, приняли участие московские журналисты из «Комсомольской правды», путешествующие по стране на электричках – Виктор Гусейнов и Владимир Ворсобин.

Думаю, очень удачно они попали на это мероприятие. Ведь не зря даже губернатор Тюменской области Владимир Якушев сказал – и неоднократно повторил! – что восстание 1921 года – одно из самых значимых событий в истории Приишимья. Ершов, Никольская ярмарка, восстание 1921 года – то, что называется нынче модным словом «брэнды». Это слово отдаёт туристической коммерцией, но лучше такое внимание, чем никакого.

Ведь советские историки предпочитали обходить эту «неудобную» тему стороной. Да и за российский период их не наберётся, чтобы загнуть пальцы на обеих руках. Владимир Шишкин – главный специалист по этой теме, из Новосибирска. Тюменцы Константин Лагунов, Анатолий Васильев, Александр Петрушин. Омичи Михаил Шангин и Владимир Шулдяков. Ишимцы Михаил Богданов, Игорь Курышев, Надежда Проскурякова… Не все, конечно, упомянуты, но и полный список не утомил бы читателя. До сих пор в учебниках пишут про Кронштадтский и Тамбовский мятежи, а Ишимский, охвативший территорию от Петропавловска до Салехарда – будто забыт!

Восстание было спровоцировано властью. Зачем – историки спорят, и навряд ли найдут однозначный ответ. Зачем выгребали у крестьян продовольственное зерно – понятно любому, и было понятно самим хлеборобам, хотя и вызывало у них глухой ропот и скрежет зубов. Но было понимание: надо кормить голодающий промышленный центр, столицу. А вот зачем стали отнимать семенное зерно, основу будущего урожая, и губить его на глазах у крестьян – этого даже терпеливый сибирский мужик не мог понять. И взялся за вилы, пешни, топоры и немногочисленные винтовки и обрезы.

Сколько погибло в том восстании – тоже не узнаем никогда. Жестокость была обоюдной. Повстанцы уничтожали всех, кто имел хоть какое-нибудь отношение к большевизму. А власть силами регулярных частей Красной Армии уничтожала всех, кто мог держать в руках те самые вилы, пешни и немногочисленные обрезы. Соотношение потерь доходило до 1:30. Обелисками на братских могилах совработников пестрит сибирская земля. Крестов на братских могилах крестьян не ставил никто. Только в начале ХХI века удалось выявить некоторые. И, хотя бы скромно, отметить их. И на те, и на другие могилы съездили перед началом конференции её участники.

Съездили и к памятнику с посвящением «Землякам – жертвам трагических событий 1921 года», которому нынче исполнилось всего пять лет. Он был вначале поставлен в центре Ишима, на том самом месте, где 10 февраля 1921 года разгорелся ожесточённый бой между повстанцами и коммунистами города. Атака была отбита, станцию взять не удалось, хлебные эшелоны продолжили свой путь из Сибири в Россию. Это сохранило власть большевиков в столице и стало началом конца восстания. Памятник был поставлен к 85-летию восстания, был создан на народные деньги замечательным тюменским скульптором Геннадием Вострецовым. Гротескный чёрный ворон держит в лапах не то терновый венец, не то моток колючей проволоки – символ ХХ века… Неудобный памятник, царапающий память. Не было тогда понимания и того, что исторические «брэнды» города не всегда бывают лучезарными. Не прошло и полгода, как его безо всяких объяснений – как выгребали когда-то семенной хлеб – «сослали» на городское кладбище. Но память о кровавых событиях минувшего века не сослать так легко на кладбище истории…

И вот разговор переместился в светлые институтские аудитории. И о чём бы ни говорили немногочисленные докладчики, главное – их слушали студенты. Молодое поколение не должно забывать уроки истории. Тем более если студенты – будущие учителя.

Профессор, доктор исторических наук из Тюменского госуниверситета Александр Ярков предложил убрать слово «крестьянское» из современного определения восстания. Когда-то его называли «кулацко-эсеровским», это было неверно, потому что лидирующая роль эсеров оказалась под сомнением, а командирами отрядов были не только зажиточные селяне, но и середняки, и даже бедняки. Но и определение «крестьянское» тоже дискуссионно, потому что состав участников был многосословен и многоконфессионален. И если с этим предложением Александра Павловича можно спорить, то повторённые им мысли о том, что восстание было логическим продолжением Гражданской войны и о том, что власть должна оправдывать чаяния народа, если не хочет стать его жертвой – думается, несомненны.

Выступления ишимцев – историка Игоря Курышева и краеведа Геннадия Крамора были посвящены малоисследованным сторонам гражданского противостояния – деструктивному поведению участников повстанческого движения и вопросу об участии в нём православного духовенства. Действия повстанцев находили поддержку и понимание у населения на начальном этапе восстания. Но по мере того, как таяли с весенним снегом иллюзии скорой победы и приближалась пора посевной, большая часть крестьянства оставила борьбу, а те, кто её продолжал, получили – по методам своих действий – устойчивую характеристику «бандитов». Распространённый же в исторических исследованиях тезис о широкой поддержке священноцерковнослужителями повстанческого движения не находит достаточного документального подтверждения. Однако уже сам тот факт, что большевики держались жёстких антицерковных настроений, а повстанцы в свои лозунги привлекали религиозную риторику, – этот факт был для «красных судей» железным аргументом для обвинения всего духовенства в «поддержке бандитизма».

Ярким стало выступление на секционном заседании писателя и публициста Николая Олькова, приехавшего из села Бердюжье Тюменской области. Его повесть «Гриша Атаманов» посвящена одной из ключевых фигур повстанческого движения, уроженцу села Смирное Ишимского уезда, который в 23 года возглавил коалицию крестьянских сил, но в итоге пал жертвой своих же подчинённых, которые искали виновных в неудачах восстания. Признавшись в симпатиях к своему герою, Николай Максимович подытожил свою речь: «Наше село развалено. У крестьян отняли средства производства, землю, надежду на будущее. Но они не ропщут. Почему? Наверное, потому, что нет уже таких фигур, как Григорий Атаманов. Выбили их коллективизация, репрессии, войны, ушли они в города…».

Исследовательскими находками поделились в докладах студенты ИПИ Вячеслав Пинигин и Наталья Аверина и преподаватели, кандидаты наук Андрей Любимов и Александр Язынин. О причине слабого вооружения повстанческих отрядов рассказал в своём докладе научный сотрудник Ишимского историко-художественного музея Константин Иванов.

Грядущий 2017 год открывает череду юбилейных дат, связанных с революционными событиями вековой давности. Через пять лет мы будем отмечать и столетие Ишимского крестьянского восстания.  С какими выводами из уроков истории (о взаимной ответственности власти и народа) мы подойдём к этой дате – покажет время. А вот для историков и музейщиков наступает пора напряжённой работы.

В Ишимском историко-художественном музее предстоит создать новую экспозицию, посвящённую этим трагическим событиям. При разработке концепции, конечно, будут использованы и материалы трёх конференций, прошедших в нашем вузе. В резолюцию вошло и предложение создать труд, в котором можно обобщить – по волостям и датам – данные о ходе восстания из дел, хранящихся в Ишимском госархиве (а его сотрудники представили учёным замечательную выставку документов, многие из которых ещё не вошли в научный оборот!). Такой труд не только откроет широкой общественности архивные сокровища, но и станет первой объективной панорамой событий, происходивших «на родине» восстания. И памятником примирения, потому что Гражданская война, начавшаяся в сердцах и душах нашего народа век назад, должна уже наконец закончиться. Где только взять делателей на эту жатву, кто поддержит реализацию этого проекта – большой вопрос…

Геннадий Крамор.

ФОТОРЕПОРТАЖ

Все события