Поиск
 
 
 

Духовная лирика Ершова

Из неопубликованного и забытого


Моя молитва

Творец! Во прах перед Тобою
Склоняю голову мою,
И умиленною мольбою,
О, Всеблагий, Тебя молю.
Не о себе просить дерзаю:
Я весь под властию Твоей;
Об ней одной к Тебе взываю
И в свете дня и в тьме ночей.
Творец! Всё ясно пред тобою,
И мысль, и чувство, и мечта;
Не оскорбись моей слезою:
Моя мольба к тебе чиста.
Мне за себя уж нет прошенья:
Ты всё с избытком мне послал,
И вновь чрез Книгу Откровенья
Твои щедроты обещал.
Так! Жизнь моя – Твоё даянье,
Как дар её Ты мне вручил;
Ты влил мне в ум самопознанье,
А в сердце чувство заключил.
Ты дал мне Веру в Провиденье,
Ты дал надежду мне в скорбях;
И ниспослал мне утешенье
В отрадных чувствах и слезах
Когда ж душа была готова,
Излить богатство полноты, -
Ты дал мне огненное слово
И вдохновенные мечты.
Но тем ещё не истощилась
Твоя дающая рука,
И снова в грудь мою полилась
Твоей всеблагости река.
Ты сам - любовь! Ты не оставил
Меня в неведеньи об ней,
И пред глаза мои представил
Чудесный плод руки Твоей.
Здесь новый мир душе открылся;
Я стал блаженствовать, стал жить,
И с новым жаром научился
Тебя, Создатель мой, любить.
Молчите ж, дерзкие желанья!
Погасни вмиг мятежный пыл!
Я все сполна благодеянья
От рук Щедроты получил!
Но нет! Ещё кипят моленья,
Горит желание моё,
И между слов благодаренья
Звучит молитва за неё.
Прости меня, Отец Небесный!
Молитву тёплую внуши!
И силой благости чудесной
Её владычно соверши!
Да будут дни её на радость,
И да из чаши бытия
Источит ей одну лишь сладость
Жизнекипящая струя!
Да с каждым времени мгновеньем,
Во всём пространстве долгих дней,
Святым, небесным наслажденьем,
Встрепещет сладко грудь у ней.
Да не узнают к ней дороги –
Не скорбных опытов рука,
Ни буря жизненной тревоги,
Ни ядовитая тоска!
Рассей пред нею мрак ненастный
И светом радости одень,
Да никогда души прекрасной
Не помрачит печали тень.
Пусть утро каждое встречает
Её с улыбкой на устах,
И ночь покойно усыпляет,
Её с мечтами новых благ!
Да видит в детях утешенье,
И веселится счастьем их!
Да ощутит благословенье
Твоё, на всех делах своих
О, сохрани её от взора,
Живущих пагубой людей,
Да ни малейший мрак укора
Не прикоснётся тайно к ней!
Да перешед без огорченья
До ветхих дней долину слез
Взлетит, чиста, в Твои селенья
И будет ангелом небес!..
Когда ж Твоей угодно воле
Ей участь скорбную послать,
И Ты судил в земной юдоли
Ей терны бедствий испытать:
Спешу к Твоей державной власти,
Молю,  колена преклоня , -
О, обрати весь яд несчастий
На одного, Творец, меня!
Пусть под ударами Твоими
Своё я счастье погублю,
Но пусть стараньями моими
Для ней блаженство искуплю!
Готов на все я испытанья!
Пусть рвётся в муках грудь моя!
Мне будут сладостны страданья
При мысли счастия ея!

1839.


Час тайны

Померкнул день. Дыханье ночи
Средь грозной веет тишины;
Небес недремлющия очи
На дольний мир устремлены.
И светлой тенью мгла ложится,
И тайна носится во мгле,
И что-то чудное творится
На небесах и на земле.

То час, когда душа свергает
Заботы тела, тягость дней,
И Божий мир в неё влетает
И ярким светом блещет в ней;
Когда неясные виденья
Среди таинственной тиши
Приемлют образ и значенье
Для созерцания души.

Как счастлив тот, кто для сознанья
В час этот действенно постиг
Иероглифы мирозданья
И неба огненный язык!
Здесь он не знал Творца в твореньи,
Творенье в Боге он познал,
И символ жизни и значенье
Благоговейно разгадал.

1837.


Ответ

Мне говорят: погиб твой дар,
Прошло счастливое мгновенье,
Когда души кипящий жар
Лился в живое песнопенье;
Не возвратить тебе тех дней!
Они прошли чредой своей!

Пусть говорят! Толпы холодной
Давно знаком мне приговор;
Давно привык смотреть мой взор
На жало зависти бесплодной.
Но их укор, но их хула –
Сожмут ли крылья у орла?

Пусть говорят! В сознаньи твёрдом
Моих душевных свежих сил,
Безмолвно я, с презреньем гордым
Их жалкий крик переносил.
Никем незримые виденья
Мне были светом утешенья.

И думал я: пора придёт
Грудь переполненная хлынет
И лавой огненной откинет
Богатых звуков водомёт.
И разовьётся песнь цветная,
Кипя, и грея, и сверкая.


В Евангелие, подаренное Елене Феодоровне Рюминой

Не всё цветы в сей жизни краткой.
Встречаем терний под ногой,
И уязвлённые украдкой
И ропщем, плачем мы порой…
Так и в своей, быть может, жизни,
Обильной благами земли,
Слезой, незримою для ближних,
Ты обливаешь скорбь души.
Раскрой тогда сии страницы,
И сердце жизнью расцветёт,
Слеза повиснет на реснице,
И скорбь с души твоей спадёт…
Но, если светлых дней теченье
Неблагодарность возмутит,
И язвой жгучей огорченье
Глубоко сердце поразит –
Раскрой тогда сии страницы
Вдохни их кротость и любовь,
И в сердце, словно луч денницы,
Заблещут мир и радость вновь.
Словам Учителя вселенной
Кто равнодушно мог внимать!
Его примером вдохновенно
Тебе ль Его не поддержать!

1.01.1858


Вечер

Служба кончилась. Я снова
Тёплой верою согрет,
Вышел с холма лугового
Посмотреть на Божий свет.
Бесподобно! Вечер лета
Чудной свежестью дышал
И завесой полусвета
Всё пространство покрывал.
Там, на светлости лазури,
Золотистые с краёв,
Плыли вдаль остатки бури
Лёгкой группой облаков.
Солнце к западу клонилось;
Долу искрились поля;
Ароматами струилась
Обновлённая земля.
Жизнь везде заговорила,
Морем звуков разлилась:
Здесь – долины огласила,
Там – в лесах отозвалась.
Я смотрел. Часы бежали.
Раскалённый солнца шар
Пал за лесом в синей дали, -
Запад вспыхнул как пожар.
Разноцветными огнями
Луч по воздуху скользил
Прыскал по небу стрелами
И дождинки серебрил.
«Есть ли где во всей вселенной
Мир прекрасней?» я вскричал.
- «Есть за гробом», - вдохновенно
Чей-то голос отвечал.
Я взглянул: вблизи за мною
Старец сгорбленный стоит;
Светлый взор под сединою
Важной думою горит.
Он смотрел на запад дальний,
Одевающийся в тень,
И улыбкою прощальной
Провожал угасший день.

1840.


Молитва

«Господи, воззвах к Тебе, услыши мя! Услыши мя, Господи!»

Спаситель мой, услышь стенанье
Раба земного бытия!
Да будет мира излиянье
Молитва теплая моя!
Да пролетит мой голос тленный
На крыльях огненной слезы –
Пространства горния вселенной
До светлых мест, где Ты еси!
Я изнемог в борьбе с страстями;
Их сеть тяжёлая легла
На мне свинцовыми цепями
И в бездну мрака увлекла.
Светильник веры угасает,
Надежда слабнет, и любовь
В холодном сердце остывает
И торжествует плоть и кровь.
О Ты, снишедший в лоно Девы
От злобы мир Свой искупить,
Утишить вопль немолчный Евы
И плач Адама усыпить, -
Услышь, Христе, моё моленье!
К рабу заблуждшему приди!
Из бездны мрака и забвенья
Меня во свет твой приведи!
Возжги во мне светильник веры,
Надежду крепкую пролей,
И душу хладную без меры
Святой любовию согрей!

1835.

Публикация Т.П. Савченковой.